Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

Brain is the new sexy: как гик-культура из аутсайдерской превратилась в доминирующую

Оригинал взят у marketzombie в Brain is the new sexy: как гик-культура из аутсайдерской превратилась в доминирующую
  Перенесемся ненадолго назад в прошлое. Вспоним свои школьные годы - неподъемные ранцы с кучей учебников, пирожки с повидлом в столовке, физичку Тамару Сергеевну и самое главное - своих одноклассников. Вне зависимости от конкретной школы, в любом классе были заводилы и аутсайдеры. Как называли последних и кем боялся прослыть любой очкарик? Правильно, ботаником.  "Ботаник", "зубрила", "очкарик", "умник" - все эти прозвища были кошмаром каждого школьника, многие стеснялись показывать свои знания сверх необходимого минимума, а про ношение очков и речи не шло: за такое можно было и в глаз получить.
  А теперь вернемся обратно в 2017 год, в нашу уютную информационную эпоху. Кто сейчас - главные кумиры современности? Стивен Хокинг, Илон Маск, Марк Цукерберг, Билл Гейтс и Стив Джобс. Кто - на страницах книг и экранах телевизоров? Гарри Поттер, Шелдон Купер, Шерлок, Доктор Кто, Тирион Ланнистер. Все эти люди и персонажи - те же самые "очкарики" и "ботаники", над которыми бы наши одноклассники смеялись, только теперь их стали называть "гиками", "нердами", "интеллектуалами": обозначения поменялись, но суть осталась прежней. Но можем ли мы утверждать, что социальное положение этого явления осталось прежним? Разумеется, нет. Еще 10-15 лет назад гики были стигматизируемой социальной группой, аутсайдерами. Их считали несамостоятельными, необщительными чудиками, которых не интересует реальный мир и социальная жизнь, которые только и могут, что читать скучные учебники и играть в компьютерные игры - словом, не приносить никакой пользы обществу.
  Однако, времена меняются, и на передний план выходят гаджеты, виртуальная реальность, электронные технологии и сложные системы коммуникации, а следом за ними - и социальный запрос на специалистов в этой области. Технические специальности стали самыми высокооплачиваемыми. Изменились и бытовые потребности - каждый уважающий себя современный человек должен уметь переустановить винду, отремонтировать кулер или на худой конец скачать торрент. На фоне всего происходящего "ботаники" и "очкарики" ожидаемо добиваются ошеломляющих успехов - они же подходят по всем пунктам! - и становятся идеалами новой эпохи. Про гиков снимают фильмы и сериалы - Теория большого Взрыва, Шерлок, Социальная сеть, так этот образ еще прочнее укрепляется в массовой культуре. Входят в моду очки без диоптрий, "смарт-лук", повальное увлечение компьютерными играми и гаджетами набирает все новые и новые обороты - быть умным наконец-то популярно!
  К счастью, изменения не обошли стороной и "содержательную" часть гик-культуры. Постепенно становится модным не только выглядеть как ботаник, но и иметь мозги ботаника - отсюда и повальная популярность мастер-классов, семинаров, публичных лекций и всяческого науч-попа. Интеллектуальные встречи стали альтернативой дискотекам и клубам на поле самовыражения - и это замечательно.
  Впрочем, есть и традиционная ложка дегтя - вместе с распространением моды на интеллект, процветает и "мимикрия под интелект". Цели у такой мимикрии бывают разными - попытка легкого самоутверждения, желание заполучить себе перспективного партнера для отношений, или же просто спекуляция на трендах. Отличительной чертой всех этих случаев является отсутствие содержания в форме - человек просто заявляет "я гик", но не является им на самом деле. К сожалению, особенно часто это встречается у девушек, которые в стремлении понравиться молодым людям-гикам, делают вид, что они - большие фанатки компьютерных игр, хотя сами в жизни только в тетрис играли. Эти отдельные случаи выбиваются из общей картины и, к сожалению, портят общее впечатление.
  В заключение хочется сказать, что растущая популярность интеллектуалов - хороший признак общественного развития, так что будем надеяться на дальнейшее продолжение этого тренда.

ХИПСТЕРЫ В СИСТЕМЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ГЛАМУРА

Любая идентичность конструируется через борьбу за отличия, за построение границы с соседними категориями. Гламур - это один из языков, откровенной борьбы за отличия. Хипстеры конструируют свои границы именно через акцент на границе, прибегая не только к маркерам в виде костюма, но и к интеллектуальным "маячкам", обозначающим границу с соседями.





В продолжение темы интеллектуального гламура (мои посты 1 и 2), суть которого в том, чтобы уметь выделяться из толпы видимостью интеллектуала, привожу выдержки из статьи И.Кудряшова.

Иван Кудряшов. Философы на полке инди-кида
01 февраля 2017


"Любая социальная группа, любой класс — это, прежде всего, сложная система распознавания «своих» и «чужих». В качестве необходимых отличий выступают то одежда и сленг, то музыкальные и другие вкусы, то и вовсе политические предпочтения в адской смеси с социальным происхождением. Все мы захвачены вопросами идентичности <...>.
В последние десять лет очень многие пытались изучить новое поколение, особенно тех, кого обозначили словом «хипстер» (они же «инди-киды»).<...>Collapse )

ФЕНОМЕН ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ГЛАМУРА (2)

Продолжая тему интеллектуального гламура, поднятую в одном из предшествующих моих постов, стоит коснуться книги, на которую меня вчера навел человек, заехавший к нам из Америки.
Это работа Пьера Байяра (род. в 1954 г.) «Искусство рассуждать о книгах, которых вы не читали". Своего рода пособие по интеллектуальному гламуру, суть которого можно свести к лаконичному принципу: "Умение казаться не обязательно означает необходимость быть". Байяр утверждает, что "существует несколько способов составить достаточно полное представление о книге, не читая ее. Для этого достаточно прочитать или выслушать то, что пишут или говорят о ней другие".


Автор говорит о технологиях совпадения с ситуациями, в которых приходится участвовать в обсуждении книг, которые ты не читал. Одна из разновидностей таких ситуаций - светская беседа. Парадокс: света нет, но светские беседы по-прежнему в ходу. Такая беседа является одной из главных площадок, где происходит представление интеллектуального гламура. В центре этого представления - умение говорить о модных интеллектуальных объектах (книгах, фильмах, спектаклях, выставках).
"Чаще всего такие ситуации, - пишет он, - готовит нам светская жизнь: они поджидают нас, когда мы вращаемся в обществе и должны высказаться перед группой слушателей. Например, на какой-нибудь вечеринке речь заходит о книге, которую мы не читали, но чувствуем, что должны были прочитать, поскольку предполагается, что ее должен знать всякий мало-мальски культурный человек, или потому, что мы поторопились ответить, что да, мол, читали, — и теперь надо как-то сохранить лицо".
Спасательным кругом является знакомство с дискурсивным полем, в которое входит обсуждаемая книга, хотя не всегда. "Мы никогда не говорим о какой-то одной книге — всегда сразу о целой группе, хоть она и проникает в разговор через одно названное заглавие, но каждое заглавие отсылает к группе книг или к тому представлению о культуре, которое эта книга временно олицетворяет. Во время бесед и споров внутренние библиотеки, которые мы в себе выстроили за много лет и куда мы помешали наши тайные книги, вступают во взаимодействие с чужими внутренними библиотеками, и дело может кончиться трениями или конфликтом".
Байяр, опираясь на примеры из художественной литературы, показывает разные формы проблем, с которыми люди сталкиваются, оказавшись в ситуации, где необходимо говорить о непрочитанных книгах. Рассказывает, как они из них выпутываются. Однако технологии не кажутся очень эффективными и убедительными. Но нужна ли логическая убедительность в светской беседе, где главное казаться? И самоуверенность, передающаяся окружающим, символический капитал позволяют выходить из ситуации. Человек с принимаемым аудиторией статусом может удачно продавать свое невежество за принципиальную позицию: не читал Н. и не собираюсь читать! Байер рассматривает эту технологию на примере автора вестернов, которого по ошибке приняли за автора интеллектуальных романов и пригласили на встречу с читателями. Демонстрируемое им невежество в той области, поклонники которой собрались в зале, благодаря по ошибке приписанному ему статусу писателя-интеллектуала воспринимается либо как оригинальность, либо как шутка.

ФЕНОМЕН ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ГЛАМУРА

Эпоха отечественного гламура породила и его особую разновидность: гламур интеллектуальный. Идентичность гламурного человека этой разновидности конструируется из пикселей опорных сигналов, которые для знающего человека разворачиваются в многоцветную картинку личности. Новое название этого типа не должно сбивать с толку: этот феномен имеет давнюю историю. Его суть почти два века назад была сформулирована Пушкиным в потрете Евгения Онегина:
Острижен по последней моде,
Как dandy лондонский одет —
И наконец увидел свет.
Он по-французски совершенно
Мог изъясняться и писал;
Легко мазурку танцевал
И кланялся непринужденно … Collapse )

РУССКИЕ ТОЖЕ ЗАМЕТНЫ В МИРЕ МОДЫ

"Cайт Business of Fashion, освещающий события и тренды фешен-индустрии, опубликовал очередной ежегодный список пятисот самых влиятельных людей мира.
В индекс 2016 года вошли 12 россиян — модельеры, стилисты, бизнесмены и медиаперсоны. Пятеро из них появились в списке впервые. Это создательница журнала Marfa Journal Александра Гордиенко, дизайнер Гоша Рубчинский, стилист бренда Vetements и дома Balenciaga Лотта Волкова, основательница концепт-стора «Кузнецкий мост 20» Ольга Карпуть и актриса, режиссер и креативный директор журнала Numéro Russia Рената Литвинова.
Хатуля Авсаджанашвили (сеть магазинов модной одежды «Бабочка»), Леонид Фридлянд и Леонид Струнин (Mercury), Михаил Куснирович и Екатерина Моисеева (Bosco di Ciliegi), супермодель Наталья Водянова и основательница сайта Buro 24/7 Мирослава Дума вошли в индекс повторно. Всего в списке представлены персоналии из 54 стран мира.
Список BoF 500 публикуется с 2013 года и не является рейтингом, внесенные в него деятели мира моды располагаются в алфавитном порядке" (Лента.ру. 4.10.2016).

КЛЕШИ КАК МОДНЫЙ МАРКЕР

Недавно прочел в обзоре трендов, что клеши снова возвращаются в моду, что модные дома уже толкают этот тренд вперед (см. мой пост на эту тему). После этого я начал целенаправленно присматриваться, пытаясь уловить процесс перехода от предсказаний модных изданий к уличным трендам, но тщетно. Не зажигают клеши улицу, как это было в 1960-е гг.
Но вот на вокзале в Вене я наконец-то увидел ту, которая услышала модный приговор, оделась соответствующим образом и запечатлела себя для истории моды.


Вена-16 МОДА клеши (2).jpg

ТАМ, ГДЕ ЛИБЕРАЛИЗМ СПОЛЗАЕТ В ТОТАЛИТАРИЗМ


Фото из газеты The Guardian (Aug. 11, 2016).

Тоталитаризм - это стремление государства как носителя определенной идеологии регулировать в соответствии с ее принципами повседневную жизнь людей, разрушая грань между частной жизнью и государственной политикой. Как это ни парадоксально, но либеральные государства выходят на грань с тоталитаризмом, когда начинают усердно проводить в частной сфере свои принципы. Одна из зон, где в Западной Европе происходит такое сползание - исламская одежда в публичной сфере. Наступление на символы ислама понятны с житейской колокольни, поскольку демонстрируют раздраженную реакцию на исламский терроризм, однако политика, основанная на этой логике дает только обратный результат: чем больше мусульман раздражают по принципиальным для многих из них мелочам, тем сильнее их отчуждение от общества, в котором они живут, тем плодороднее почва для фундаментализма.
И вот новый шаг в "борьбе с исламизмом" во Франции.

"Мэр французского Канна запретил появляться на пляжах города в буркини — мусульманском женском костюме для купания, скрывающем фигуру с головы до ног. Об этом пишет британская The Guardian.

Указ главы города запрещает доступ на пляж в одежде, которая не соответствует «правилам приличия и принципам секуляризма» — отделения веры от государства. Collapse )

КЛЕШИ КАК ЦИКЛИЧНЫЙ МАРКЕР ВРЕМЕНИ

Брюки-клеш изначально появились еще в начале XIX в. как униформа американских моряков, а потом (или одновременно) - как морской мундир во многих других флотах, включая русский, а потом советский.


А во второй половине 1960-х гг. повторился кульбит джинсов, ранее превратившихся из рабочей одежды в модное одеяние благодаря хиппи. Теперь уже клеши, но уже в виде джинсов и обычных брюк превратились в модный объект. Правда, в отличие от моряков модники носили штаны, подчеркивающие ягодицы. Кроме того, от хиппи пошла мода на джинсы в стиле унисекс.
В нашем провинциальном городке модные парни (я к ним не принадлежал) тоже начали носить такие брюки, сшитые на заказ, во второй половине 1960-х гг. Чем шире, тем лучше. Самые продвинутые делали в штанинах клинья с пуговицами, колокольчиками и даже фонариками (это был вообще звездный выход!).
Я плелся в самом хвосте моды и купил уже в Ленинграде расклешенные джинсы только в 1974 г. К этом увремени это уже был массовый тренд, с явно обозначившейся нисходящей траекторией.

Комментатор из той же эпохи:
"Были времена.:))
Волосы до плеч, брюки шил у матери одноклассницы, десятку брала за пошив, но качество лучше любой "фирмы", клеш -30 см от бедра, по низу старая "молния", башмаки венгерские на каблуках, батник ушитый, на сгибе локтя магнитофон "Весна-306" с "шисгарой":))) Все девки были наши!:))))


Мода второй половины 1960-х - начала 1970-х гг.
Collapse )

Магистратура в СПбГУ: КСЕНИЯ МОРОЗОВА В КОНТЕКСТЕ МОДНОГО ПРОЦЕССА

Магистратура в СПбГУ (подробности)




В этом году я, Ксения Морозова, защитила диссертацию на тему "Тенденции молодежной моды на примере вещей, практик и мест в Санкт-Петербурге" под руководством моего любимой научного руководителя Ятиной Людмилы Ивановны.


(Все фото из портфолио К.Морозовой).

Я обожаю свой факультет за возможность изучать вообще все что угодно. Совершенно все, что вы сможете представить и вообразить в своей голове можно облечь в форму совершенно серьезного и перспективного исследования. Моя кафедра социологии культуры и коммуникации буквально излучает креативность: преподаватели не просто делятся скучной научной теорией, но приправляют ее вполне жизненными ситуациями, историями, после чего понимаешь буквально, зачем необходима социология (этот вопрос, как правило, мучает многих).



Я выбрала тему о трендах и моде, потому что сама в какой-то степени являюсь ее инсайдером. Ходить по подиуму приятней вдвойне, когда понимаешь, почему на тебе одета именно эта одежда, для кого она сшита и зачем - с социологического ракурса - жизнь окрашивается в разные краски. Не важно, кем потом будешь работать, но этот факультет значительно расширяет кругозор, позволяет смотреть на свою жизнь под любыми углами. Кроме того, для меня огромную роль на факультете сыграли одногруппники: своим свободомыслием и неутомимой тягой к творчеству они вдохновляли и поддерживали меня. Цитируя Чеширского Кота: "Все мы здесь не в своем уме — и я, и ты, иначе бы ты сюда не попала",- заключу, что в этой фразе и есть весь мой любимый факультет.

Collapse )

Головной убор как модный индикатор

Оригинал взят у lina_solntseva в Головной убор как модный индикатор
Изначально идея заключалась в том, чтобы обратить свой исследовательский интерес только на шляпы как модный индикатор, но в процессе съёмки я решила отойти от первоначальной идеи  и посмотреть, какая мода на головные уборы вообще превалирует с Санкт-Петербурге. После просмотра сделанных фотографий я пришла к выводу, что определённой моды на какой-то конкретный головной убор нет. Наблюдая прохожих разного пола, возраста, социального положения невозможно было выделить какой-то тренд. Мода на головные уборы имеет размытый характер, который выражается в том, что ни пол, ни возраст, ни правила сочетания элементов одежды уже почти не определяют выбор головного убора.
Начнём со шляп.
Итак, как уже говорилось, в наше время правила сочетания вещей уже не имеют принудительной силы и шляпа, когда-то удел аристократов, сейчас является довольно распростанённым элементом уличной моды. Шляпы носят все: от представительных джентельменов до подростков миксующих шляпы с кроссовками и рюкзакми. Порой, масс-маркеты уже предлагают модные сочетания и как видно, шляпа и рюкзак-довольно популярное сочетание в этом сезоне.

Collapse )