СТАЛИН ЖИЛ, СТАЛИН ЖИВ...

65 лет назад умер (5 марта 1953 г.) умер вождь советского народа, да и не только. Та часть страны, чьи чувства совпали с официальной скорбью, рыдала: "Как же теперь жить?" Другая часть была равнодушна или радовалась, но в 1953 г. такая радость была еще смертельно опасна. Правда, я встречал очевидцев той эпохи, которые вспоминали, как в своем узком кругу поздравляли с уходом вождя ( и не только в зонах).

Величие этой личности (тут можно поставить любой знак в соответствии со своим вкусом) состоит в том, что, с одной стороны, он умер, а с другой — он жив, да еще как! Сталинизм не ушел в историю. Это одна из идеологий нашего времени, представляющая собой разновидность популярного консерватизма. 

Сталинизм, с одной стороны, — это специфическая конфигурация исторической памяти, а с другой — спрос на такую память растет из нынешней почвы. Драка в прямом эфире телеканала "КП" двух интеллигентов — Сванидзе и Шевченко, которые разошлись в оценке масштабов сталинских репрессий, — мелкий, но очень показательный эпизод, показывающий, что спор о Сталине способен привести к дискуссии в жанре стенка на стенку. 

Опросы общественного мнения показывают, что влияние сталинизма медленно, но неуклонно растет.  Ядро современного сталинизма — отношение к репрессиям, проводившимся под руководством вождя.

В той или иной мере считали оправданными жертвы той эпохи в 2008 г. 27% опрошенных россиян, в 2017 г. — 36%. 

Количество тех, кто считает, что им нет оправдания, сократилось за этот период с 60 до 50%.

Оценка сути политических репрессий — это оценка и самого Сталина в терминах "государственный преступник" или "выдающийся государственный деятель"? 

В 2009 г. 38% опрошенных россиян согласились с оценкой Сталина как государственного преступника, в 2017 г. этот показатель упал до 26%. Не согласны с такой оценкой 44 и 48% соответственно.

При этом удельный вес тех, кто верит в то, что жертвами репрессий были в основном "действительные враги", относительно невелик: 10 (2000 г.) и 11% (2017 г.). Еще меньше тех, кто считает, что "сталинские репрессии" — это миф, раздутый некоторыми СМИ: 8 и 6% соответственно. 

Одним из индикаторов масштабов влияния сталинизма как формы исторической памяти является отношение к предложениям установить ему памятник. С 2005 по 2017 г. число сторонников этой идеи заметно выросло, а противников упало. В 2005 г. соотношение было 29: 37, а в 2017 г. 37: 25.

(Л. Гудков. Большой террор и репрессии. Левада-центр. 7.10.2017).

И это примечательно, т.к. существенная часть сталинистов признают, что жертвами были невинные люди, но это оправдывается сталинскими победами. 

Вот уже восьмой раз проводится акция  "Две гвоздики для товарища Сталина". 

Москва. 5 марта 2018 г. (фото А. Наседкина)

<lj-cut>



(фото А. Наседкина)


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.